© nastyatsvetaeva.ru (c) 2004-1017     Web-design @vitadminka

 СВЯЗАТЬСЯ С АНАСТАСИЕЙ 

  • Instagram - White Circle
  • YouTube - White Circle

Электронная почта актрисы Анастасии Цветавой:

nastyatsvetaeva@mail.ru

Киноагент Лена Кондратова:

+7 926 536-43-07

Please reload

Недавние публикации

Сайт inner-beauty.ru

1/4
Please reload

Избранные публикации

Журнал «Роды.ру», Январь 2006

Анастасия Цветаева: Судьба должна прислать тебе детей. Текст: Татьяна Буцкая, фото: Сергей Авдуевский

За последние несколько лет молодая актриса Анастасия Цветаева успела поучаствовать во многих российских кинопроектах. Зрители знаю Анастасию по работам в фильмах «Займемся любовью», «Мечтать не вредно», «Зови меня Джинн», обеих частях хита «Даже не думай», популярных телесериалах и участию в видеоклипах на песни групп «Звери» («Все, что тебя касается») и «Корни» («Снова в школу»). Кстати, в ролике «Снова в школу» хрупкая Анастасия играла девушку-школьницу, причем выглядела она в этом образе весьма органично. На самом же деле Настя — девушка вполне взрослая и состоявшаяся: буквально через месяц после выхода этого клипа в эфир у актрисы родился сын Кузьма.


— Анастасия, расскажите о своей семье. Как прошло ваше детство?


— Я росла с бабушкой. В очень многих семьях по разным причинам ребенка воспитывают бабушки и дедушки, потому что мамы занятые, разъезжают, работают.


— Для многих малышей такой образ жизни болезнен. Вам хватало любви и внимания?


— Бабушка мне полностью принадлежала, и мне было вполне достаточно. Хотелось с мамой жить, но я была такой спокойной девочкой, никогда не понимала этих фильмов, когда по сюжету ребенок чего-то не дополучает. Я себя всегда нормально чувствовала, бегала, играла, у меня не было внутренних душевных драм.


У меня же есть еще и вторая бабушка, папина мама. Она живет на Украине, и я все лето проводила там, на Черном море. Я курсировала между бабушками, такой классический бабушкин ребенок. Бабушки меня очень любили, баловали. Дедушка, папин папа, души во мне не чаял, как мне рассказывали, хотя я плохо его помню. Я в детстве очень плохо ела, и, чтобы накормить меня, дедушка и волка изображал, и ползал на четвереньках передо мной, и плясал, и танцевал. Я не была обделена любовью, поэтому не ревновала, когда родился младший брат, — честно говоря, даже не зафиксировала этот момент в своем сознании. Я помню брата уже в таком возрасте, когда он умел ходить и говорить. И мне было так интересно и любопытно: какой-то человек…

— Считается, что образ семьи формируется у каждого человека с учетом его детства. Какой идеал семьи сложился у вас?


— Своему ребенку я хочу сейчас дать абсолютно не то, что дали мне родители в силу каких-то жизненных обстоятельств. Я считаю, у ребенка должны быть мама, папа, как можно больше родственников: тети-дяди, много всяких братьев-сестер. Вот, например, у нашего Кузьмы уже есть двое двоюродных братьев. У меня не было никаких других родственников, кроме двоюродной сестры. Но мы с ней жили в разных странах, поэтому только сейчас, когда повзрослели, стали перезваниваться, общаться. Я хочу, чтобы у Кузи была прямо настоящая большая «итальянская» семья, которую можно собрать на Новый год за большим-большим столом и чтобы все дарили друг другу подарки под елкой. Потому что я была такой одинокий ребенок, мне не с кем было поиграть.


— Может, именно поэтому вы выбрали публичную профессию?


— Да, может быть. Я в последних классах школы увлекалась театром, причем просто как зритель: постоянно пропадала в театре, и ничто другое мне не было интересно. Все мне говорили: «Ну что, если ты так любишь театр, давай, иди в актрисы». Мне сначала это даже в голову не приходило. А потом подумала, действительно, если мне это так интересно, почему бы и не попробовать. Я пробовала три раза подряд и на третий год поступила. Был период, когда я увлекалась журналистикой, но как-то в ней быстро разочаровалась. В этом смысле я была свободным ребенком, у меня не было такого, что родители говорят: «Сначала надо овладеть „нормальной“ профессией, а потом уже, если хочешь, иди в актрисы».


— А вы планировали беременность?


— Это же всегда так: ты планируешь, а жизнь все расставляет на свои места. Хотя я всегда хотела детей: и в 16 лет, и в 20. Я считаю, судьба должна прислать тебе детей. На каком-то этапе своей жизни я подумала: «Ну вот, наверное, самое время. Я институт уже закончила, вроде более-менее зафиксировалась в профессии». Но я очень боялась брать на себя ответственность. И, я думаю, я никогда не сказала бы: «Так, с завтрашнего дня начинаем делать детей». Я хотела, чтобы это у меня как-то само собой произошло. С одной стороны, я знала, конечно, что есть возможность забеременеть. Но, с другой стороны, у меня в жизни было столько таких возможностей, и я не беременела, поэтому я уже, честно говоря, и не надеялась, что это произойдет вот так просто, без всякой подготовки, походов к врачу. И когда все сложилось, я поняла, что это случилось именно в тот момент моей жизни, в какой надо — не раньше, не позже. Мне так повезло.

— И какая у папы была реакция на вашу беременность?


— Когда я сделала первое УЗИ, там была такая точечка: не было понятно, один ребенок или два — есть же вероятность, что двойня. Я ему говорю, что нам сказали прийти через три недели, вдруг будет двойня. Наш папа очень испугался, говорит: «Нет, это не потяну» (от ред.: со смехом). Кузьма, кстати, очень похож на папу.


— Когда женщина узнает о том, что ждет малыша, ее отношения в семье, с окружающими могут достаточно сильно измениться. Какие у вас были ожидания? Как беременность отразилась на ваших отношениях с мужем?


— Я какого-то кардинального изменения не замечаю. Наверное, это со стороны больше видно. Даже мамы не замечают, как растут их дети, потому что видят их каждый день. Когда я забеременела, я представляла себе, что все будут вокруг меня «водить хороводы». На самом деле для людей ничего экстраординарного не произошло. Мои знакомые, друзья стали следить за тем, чтобы не курить рядом со мной, чтобы я высыпалась и т. п. Но вот такого, чтобы все побежали снимать мне с неба Луну, конечно, не было. Понятно, что крайностей я старалась избегать, не злоупотребляла своим положением. Не знаю, наверное, у меня не очень это получилось. Я старалась философски относится к тому, что у меня что-то не выходило так, как я мечтала. Меня это особо не расстраивало. Мне уже не 16 лет, это я так выгляжу просто.


Меня, кстати, спрашивали: «Как ты решилась в таком юном возрасте родить ребенка?» Я говорю: «Извините, мне 24 года — самый возраст детей рожать». Многие до сих пор думают, что мне 17-18 лет.

 

— Кстати, это правда, что вы снимались в роли школьницы в видеоклипе группы «Корни», ожидая ребенка?


— Да, у меня тогда был конец шестого — начало седьмого месяца беременности. Просто вначале они не знали, что я беременная, — видеоклип не за два дня делается: меня решили пригласить месяца за 2-3 до самих съемок. Тогда я вообще была на третьем-четвертом месяце. Но, в принципе, в клипе даже и не заметно ничего. Клип вышел в сентябре, а я в октябре родила. Такое часто бывает, что актрисы снимаются даже на девятом месяце, уже только крупными планами — например, когда долгие съемки. Очень много таких историй. Хотя, если говорить о съемках в кино, я не работала, но мне пришла в голову идея сделать коллекцию платьев для будущих мам, и я занималась этим — мои друзья шутят, что у меня такая форма токсикоза.


— Почему вдруг появилось такое неожиданное увлечение?


— Я сидела дома, нигде не снималась и не работала. Естественно, у меня было много свободного времени. Когда Кузя был у меня в животике, мы с ним пешочком ходили, гуляли, слушали классическую музыку в филармонии, в консерватории. Еще на кинопремьеры ходили, на вечеринки нешумные, иногда даже на шумные. И, естественно, хотелось как-то приодеться. Тем более, я же личность публичная. (От ред.: с улыбкой). Я ходила по магазинам, но не нашла для себя ничего такого: в одном магазине висело платье, но оно мне не понравилось.


То есть не было широкого выбора нарядной одежды для беременных, и я подумала, что это было бы здорово — магазин с нарядными одежками для беременных. Я вообще очень люблю придумывать одежду себе и подумала, если я умею придумывать одежду, почему бы мне не придумать ее не только для себя. Тем более беременность действительно вдохновляет на творчество. И я с удовольствием всем этим занялась. Месяце на шестом мне это пришло в голову, седьмой-восьмой я занималась тем, что рисовала эскизы, искала по всей Москве ткани. Нашла конструктора со своим мини-производством, который все это воплотил в жизнь. Мерила на себя платья: нельзя было на «беременном» манекене, потому что я делала первую коллекцию с расчетом на свою фигуру, чтобы самой ее достойно представить. Падала в обморок на примерках, потому что в таком состоянии очень трудно статично стоять минут по 15-20. Была очень кропотливая работа.


— Какой вы задумывали свою коллекцию, какую идею вкладывали в нее?


— Это моя первая коллекция, в ней 10 платьев. Я думала о черном цвете, все-таки классическая вечерняя тема. Но потом решила, что это одежда для беременной женщины, и хочется чего-то радостного: «горошка», цветочков, красного, синенького. Эта коллекция — такой магазинный вариант, не подиумная, где гораздо больше вещей. У меня платья ниже груди безразмерные. Во многих моделях легкими резинками или завязками регулируется объем груди, то есть плюс-минус размер.


Ткани только натуральные, естественно, все такое просторное, «дышащее». Пока коллекция продается на моем официальном сайте. В ближайшие неделю-другую мы заканчиваем переговоры с магазинами и шоу-румами, и скоро будет известно, где точно платья будут продаваться. А следующей у меня будет летняя коллекция…


— А над созданием коллекции детской одежды вы еще не думали?


— Меня многие спрашивают насчет детской одежды. Но у нас предостаточно возможностей одевать детей: очень много хороших фирм, начиная от демократичных и заканчивая, например от D&G. Мне было интересно делать «беременные» платья потому, что их действительно практически нет.

 

— А вы знали, мальчик или девочка у вас родится?


— Под конец уже знала, потому что у нас тазовое предлежание было. Я изначально думала, что будут натуральные роды, потом буду кормить грудью. У меня немного суженный таз, но я думала, все равно попробую родить сама, даже если ребенок будет крупноват. Но в результате было кесарево. Кузьма никак не переворачивался, этого я, конечно, не предполагала. Мне сказали, что можно попробовать рожать самой, если это девочка. А если мальчик, то не надо, потому что, по последним японским исследованиям, мальчики, которые рождаются в тазовом предлежании, потом часто бывают бесплодны. Я, естественно, спросила, кто там у меня: мальчик или девочка. Оказалось, что мальчик. Долго я сомневалась, но решила все-таки не рисковать здоровьем ребенка.


— Настя, как вы готовились к рождению сына, выбирали родильный дом? Откуда брали информацию?


— Я помню, когда я выбирала роддом, сидела в Интернете месяц, читала про все популярные роддома. Сначала у меня была истерическая реакция, потом я уже поняла, что надо фильтровать, смотреть, что не стоит читать. Иногда, когда мне нечего было делать, я думала, может, все-таки зайти в чат? Но нет, это затягивает с головой. В чаты я осознанно не захожу, потому что на это пропадает полдня. Я ограничилась только чтением историй и отзывов о роддомах. Я выбрала роддом только с пятого раза, и он стопроцентно отвечал моим ожиданиям. Для меня это была такая большая история «Как я выбирала роддом».


— Почему именно роддом при ГКБ № 7?


— Перед тем как выбрать этот роддом, я объездила четыре, общалась с четырьмя врачами. Начала, естественно, с самых модных роддомов, где рожают все наши звезды. Меня совершенно разочаровали эти роддома. И меня просто покорил роддом при ГКБ № 7, в который мы пришли в последний момент. Он меня поразил тем, что, когда мы спросили у доктора Анны Валентиновны Меркуловой, сколько здесь берут за роды, нам сказали: «Родители, вы что?! Я и так знаю, сколько вы платите за родовой контракт. Я от благодарности никогда не отказываюсь, но иногда люди так говорят „спасибо“, что это ценнее любых денег — такая благодарность в глазах у людей бывает». И я помню, мы вышли, посмотрели друг на друга и сказали: «Ну, понятно, где рожаем». Поэтому хочу отдельно передать привет Анне Валентиновне, я от нее в полнейшем восторге. Я вообще была потрясена тем, какой там персонал. Я думала, что в наше время такие люди встречаются 1-2 на 10 человек. А там просто каждая-каждая медсестра мне помогала, когда у меня были проблемы со вскармливанием. И педиатр Наталья Александровна — замечательная женщина, она так любит всех детей, как будто они ее собственные. Она каждый раз приходила и вместо меня умилялась, как Кузя ручку держит возле носика, ножки складывает, какой он хороший мальчик.


И когда она узнала, что меня выписывают на седьмой день, сказала: «Ты что, забираешь у меня ребенка? Тебя на восьмой день должны выписывать после операции». Я думаю, Боже мой, откуда у нас вообще люди такие замечательные?! Все, начиная от ласковой гардеробщицы, которая пожелала нам здоровья и хороших родов. Может, мне так повезло, но я была в роддоме неделю, и я не думаю, что такие люди работали именно в эту неделю. Каждый человек относился ко мне — молодой маме, которая боится рожать, — так, что было комфортно.


— Как у вас проходило восстановление после кесарева сечения?


— Я быстро восстановилась, потому что боялась, что сына накормят не тем, чем надо, не так, как надо. Сначала я не представляла, насколько это тяжело — кесарево сечение. Наверное, это даже тяжелее, чем рожать самой. Я изначально думала: «Сделают операцию, и побегу к ребеночку». Но когда я поняла, что не могу на бок повернуться элементарно, не то что бежать, я попросила отключить мне анестезию. Пусть мне лучше будет больно, но ноги начнут шевелиться. Меня отвезли в мою палату, и первое, что я сделала — просто встала, подошла к окну, открыла его и стала дышать. Я поняла, что могу лежать так неделю, если сейчас не начну вставать. Я советую всем женщинам после кесарева сечения не бояться и не думать, что что-то случится, что надо отдохнуть, прийти в себя. Чем больше вы будете отдыхать, тем дольше будете валяться в таком же состоянии. Так что надо брать себя в руки и двигаться хоть чуть-чуть.

 

— Настя, вы помните, каким было ваше первое полноценное общение с сыном, первые дни в качестве мамы?


— У нас эти первые три дня были ужасные. Я рыдала, потому что не могла понять, почему Кузьма не берет грудь. Мне прикладывали его к груди все, начиная с дежурного педиатра и заканчивая акушеркой. Хорошо, что был электрический молокотсос, который подружка подарила перед родами. Я прямо на крайний случай взяла его в роддом, и он меня спас. А в понедельник к нам пришла наш педиатр, и мы разобрались, что у меня все в порядке с молоком, а у него — с сосательным рефлексом, и уздечка языка нормальная. Выяснилось, что у сына неправильный прикус, поэтому мои соски он захватывать не может. Так жалко. Обидно, потому что у меня молока много было, а он не ел. Я на самом деле боялась другого — что у меня не будет молока. А в результате я его замораживаю, и даже выливаю иногда несвежее. Но, слава Богу, сейчас он уже научился есть со специальными насадками.


— Анастасия, а почему вы выбрали сыну такое необычное имя? Чем руководствовались?


— Я еще на третьем месяце беременности озадачилась именем, выбирала два варианта — для девочки и для мальчика. Я поняла, что красивых женских имен, которыми я бы с удовольствием назвала ребенка, очень много: Соня и Лиза мне очень нравятся, может, даже Маша или более редкое Ада. Я думала: «С женскими все понятно, если что, выберем буквально за пять минут». А мужские имена… Я перебрала весь список и иностранных, и русских на всех сайтах. И какие-то все имена не такие. Совсем обычными, Саша или Сережа, не хочется называть, а супермодными, например Тимофей или Данила — тоже не очень. Сейчас все бросились называть этими именами. С одной стороны, хотелось редкое имя, с другой — не Леопольд, не Вольдемар.


У меня сначала была идея называть ребенка Нафаня, как домовенка из мультика. Но наш папа сказал, что ему категорически не нравится. Я с трудом нашла имя Кузьма, оно очень редко где упоминается с описанием. Некоторые имена мне нравились, а потом я читала описание, и уже их не хотела. Я прочитала про себя, про своих друзей и подруг — действительно многое совпадает, имя оставляет отпечаток на судьбе, на характере. А описание имени Кузьма мне прямо очень-очень понравилось.


— Настя, вы востребованная актриса. Как планируете находить баланс между карьерой и ролью мамы?


— Конечно, я хочу как можно больше времени проводить с ребенок. Понятно, няня нужна, этого не избежать в любом случае, поскольку я собираюсь работать. Злоупотреблять услугами няни я не хочу. Когда Кузя подрастет, лучше я его с собой на съемки возьму, как только будет какая-то возможность. Пусть «шатается» там за кулисами. А сейчас я с ним все время. Вообще нужна золотая середина, потому что полностью рассчитывать на свои силы не хотелось бы, будучи хрупкой девушкой. Конечно, хочется, чтобы тебе помогали, заботились о тебе, но не доводить это дело до абсурда. И нужно добиваться чего-то самой, что-то делать. Потом себя больше уважаешь и ценишь, когда в жизни прикладываешь усилия к каким-то вещам и они получаются.


— Вы хотите приобщать сына к кино с младенчества?


— Ну, не знаю, как получится. Я знаю, как это тяжело, как мучают детей съемками, видела, как их снимают — это ужасно: достаточно долго, в павильоне душно. На съемках и взрослым-то тяжело. Я бы не хотела, чтобы он в детском возрасте снимался в кино. Когда вырастет, если захочет быть актером, пусть будет, но сама я его не поведу. Я как-то играла молодую маму, и в съемках принимало участие несколько детей, потому что по ходу фильма ребенок взрослеет. И там был один такой ребенок, который кричал, когда его брал на руки кто-то, кроме мамы. Это выяснилось только на съемочной площадке, мама этого не знала, потому что раньше ее ребенка никогда не снимали. А там сцена такая: все радостные, ребенок радостный, и вот я держу его за спиной, чтобы не было видно, что он плачет. Мы намучились: мне нужно говорить какие-то слова, играть эмоции и еще слышать партнера. А ребенок кричит мне на ухо так, что я себя не слышу, не то что партнера. Но зато, как только я снялась в этом фильме, все сбылось — я сына родила!
 

Please reload

 ПРЕССА